КРАСНОЯРСК — ДУША И СИЛА СИБИРИ

ИВАН ЛИЗАН_135В период со 2 по 6 марта автор гостил в Красноярске — центре одноименного края размером с Алжир и столице Восточной Сибири. Моя туристическая поездка совпала с проведением в городе зимней Универсиады — мини-олимпиады для студентов.

Добираться до города лучше самолётом, благо рейсы из Москвы осуществляются ежедневно, а полёт длится около пяти часов. В 2017 году в Красноярске в рамках подготовки ко всё той же универсиаде был построен новый аэропорт, который вас и встретит.

Часть 1. Аэропорт

Меня, как и турецких лыжников, при выходе из зоны прилёта встречал концерт симфонической музыки — редкость в наших аэропортах и вокзалах.

До города я добрался не на такси («Яндекс.Такси» просит 750 рублей), а на автобусе «Норильского никеля», который выступил генеральным партнёром Универсиады и бесплатно возил всех как в аэропорт, так и из аэропорта.

Музыка и бесплатный трансфер, конечно же сгладили пятичасовой перелёт и четырехчасовую разницу по времени с Москвой (организм не обманешь), но создали приятную атмосферу.

Зона вылета тоже порадовала. В 45 км от Красноярска расположен закрытый город Железногорск, где делают около 90% всех российских спутников, так что в красноярском аэропорту Емельяново просто подвесили под потолком макет спутника.

Дополняет атмосферу выставка огромных репродукций полотен Василия СУРИКОВА — великого русского художника, родившегося и прожившего практически всю свою жизнь в Красноярске.

Часть 2. Город

Урбанистами и лицами им сочувствующими отечественные города принято всячески ругать. И, как правило, ругать их есть за что. Контраст даже не между городами Западной Европы, а той же Сербией и российскими городами разительный. Причины столь существенных различий носят как объективный, так и субъективный, то есть зависящий от человека, характер.

Понятно, что ожидать от Вологды или Воронежа такого же уровня благоустроенности как от Рима глупо, а ростовские Шахты не будут похожи на французский Клермон-Ферран. У них не просто разные бюджеты, но и разные экономические реальности, в которых они развиваются.

Западная Европа находится в центре капиталистической миросистемы. Центр — это не просто привилегированное положение по сравнению со странами полуперефирии или даже периферии. Центр — это относительная стабильность, как экономическая, так и нормативно-правовая, в рамках которой развивались города.

Дело ведь в том, что город — это живой организм, на который самым непосредственным образом влияет экономика. А экономика Западной Европы пусть и страдает от мировых кризисов, но не претерпевала экономических катастроф с момента окончания Второй мировой войны.

Экономическая стабильность приводит к политической стабильности, а она уже в свою очередь к стабильности нормативно-правовой и институциональной.

Проще говоря, российские города и города условной Германии или стран Скандинавского полуострова находятся в заведомо неравных конкурентных условиях.

Невозможно уследить за состоянием улиц, когда в городе нет коммунальной техники, которую невозможно купить из-за банкротства градообразующего предприятия, чью территорию уже решили застроить местные строительные магнаты.

В то же время, не стоит впадать в географический и экономический детерминизм — солидная доля проблем в наших городах решается малыми деньгами: с засильем рекламы на улицах, уродующими фасады разнокалиберными вывесками и звуковым загрязнением вполне можно с помощью принятия нормативно-правовых актов местными органами самоуправления.

Яркий пример того, как можно изменить облик города — Москва, где наружной рекламы на улицах ровно столько чтобы пополнять бюджет и не уничтожать то прекрасное, что есть на улицах города.

Красноярск_3

Однако не только Москва может похвастаться красотами и упорядоченностью. Радует и Красноярск, где в период с 2 по 12 марта 2019 года проходит зимняя Универсиада.

Красноярск отнюдь не молодой город — основан в 1626 году — и к своему первоначальному виду он имеет весьма отдалённое отношение: центр города сгорел в 1773 году, а его окраины построила уже советская власть.

Но пожар 1773 года пошёл городу на пользу: если Париж перестраивал Луи ОСМАН, то Красноярск перестроило пламя, позволившее повторить в центре города планировку Санкт-Петербурга (она же в центре Одессы): улицы города пересекаются под углом 90 градусов — параллельно и перпендикулярно, что не позволит заблудиться.

Красноярск_2

Особое место в Красноярске занимают мосты через Енисей. Всего их шесть, последний — Николаевский — был открыт 2015 году. Впечатляют, впрочем, не только мосты, но и сам Енисей.

Деревянные дома в центре остались лишь в качестве красивых вкраплений, когда вровень с фасадами каменных домов конца XIX-начала XX века, когда упрятанными вглубь дворов словно грибы в листве под кронами деревьев.

Центр города — царство малоэтажной застройки, никаких свечек-высоток в нём нет, что позволяет городу выглядеть гармонично. Предельная высота практически всего центра города — пять этажей, выделяются на этом фоне здания театров, вокруг которых сгруппированы гостиницы и бизнес-центры.

Фасады домов заслуживают отдельной похвалы — их отреставрировали, подкрасили и, к счастью, не позволили обезобразить аляповатыми вывесками.

Красноярск_4

Сам же центр весьма компактен — его можно пересечь за полчаса пешей прогулки. Периодически вы будете останавливаться в недоумении от объектов современного искусства. С несовременным искусством в городе дела обстоят не хуже, чем с современным.

Благоустройство города к Универсиаде носило не тотальный, а очаговый характер, что заметно при детальном рассмотрении. Недавно установленные лавки, свежая тротуарная плитка, новые мусорные урны видны, но не выбиваются на окружающем фоне.

В целом, город заслуживает похвал и не зря является неоднократным победителем кокурса «Самый благоустроенный город России».

Часть 3. Музеи

Понятное дело, что таким обилием музеев как Москва Красноярск похвастаться не может. Однако посмотреть в городе есть на что. Главные музейные жемчужины — краеведческий музей, Музей Василия СУРИКОВА и музей-пароход «Святой Николай».

Сам музей трёхэтажный и посетить его лучшего всего дважды — так вы ничего не упустите и не поймаете визуальный перегруз после первого этажа, посвящённого коренным древнему человеку и коренным народам Красноярского края.

Второй этаж краеведческого музея — вотчина некогда дикой природы, ставшей чучелами и сухой док для парусника. Экспозиция третьего этажа посвящена истории Нового и Новейшего времени.

Экспонатов огромное множество, эмоций масса. Краеведческий музей Красноярска — обязательное для посещения место.

Другое место, в которое непременно стоит зайти — пароход-музей «Святой Николай» на набережной неподалёку от филармонии. Колёсный пароход 1895 года понравится всем: и атеистам, и воцерковлённым православным, удовлетворены будут и монархисты с коммунистами, не говоря уже о любителях машин.

В каюте первого класса путешествовал Российский император Николай II, в каюте третьего класса по Енисею в ссылку отправлялся Владимир ЛЕНИН. Нашлось на пароходе место и для выставки православных икон.

Красноярск_5

Не стоит проходить и мимо Музея Василия СУРИКОВА — внутри есть на что посмотреть, а в фирменном магазине «Краскона» — Красноярской кондитерско-макаронной фабрики есть что прикупить в качестве сувениров.

В целом, Красноярск предоставляет более чем достаточное количество возможностей для повышения своего культурного уровня — в городе, к слову, есть и геологический музей, однако его посещение, пожалуй, уж слишком специфический опыт.

Часть 4. Спорт

Писать о ходе соревнований в рамках Универсиады смысла нет — автор практически ничего не смыслит в спорте, в том числе в его зимних видах, а для всего остального есть «Матч-ТВ». Интересен скорее не сам спорт как действо, а как информационный повод.

В последние два года, с момента перехода санкций из количества в качество, российский спорт подвергался системным атакам. Атаки были, когда заслуженные, в частности, как в случае с кёрлингистом Александром КРУШЕЛЬНИЦКИЙ, который всё же принимал мельдоний добровольно, а не под принуждением, но в подавляющем большинстве случаев спортивные ограничения по линии WADAили Паралимпиады были не чем иным, как разновидностью санкций, задачей которых было унижение. И Россия, эту чашу испила сполна.

Универсиада стала первым за несколько лет соревнованием, в ходе которого отечественные атлеты выступали под российским флагом.

Сами же соревнования, к счастью, оказались не омрачены допинговыми скандалами или целенаправленными информационными кампаниями об огрехах ремонта жилых и нежилых помещений, которые смаковали СМИ в ходе сочинской Олимпиады.

Но спорт, как большой, так и подрастающий в случае с Универсиадой, — это не только соревнования силы духа и тела, но и экономика.

Любовь российского руководства к спортивным соревнованиям вполне понятна: они позволяют не только прорекламировать страну в мире и дать россиянам повод для гордости, но и заработать.

Впрочем, зарабатывает на подобных мероприятиях не государство — Олимпиады, Мундиали и Универсиады никогда не окупаются, а бизнес. В нашем случае это строительный бизнес, который осваивает контракты в рамках подготовки к мероприятиям, и сфера обслуживания.

В марте Сбербанк подсчитал вернувшихся в Россию после ЧМФ-2018 иностранных болельщиков. Оказалось, что как минимум каждый десятый иностранец, впервые приехавший в Россию во время мундиаля, впоследствии посетил страну еще раз. В ав